Суббота | Сентябрь | 22 | 2018
Домой / Происшествия / «Труба» зовет. Столичные эксперты назвали Самару полем битвы в новой информационной войне

«Труба» зовет. Столичные эксперты назвали Самару полем битвы в новой информационной войне

Сегодня, в 1:45 ночи сотрудникам экстренной службы Самары поступили анонимные звонки о девяти заминированных гостиницах: «Бристоль», «Веструм», «Волна», «Граф Орлов», «Городок», «На Дворянской», «Ренессанс», «Россия», «Успех». В экстренном порядке из зданий эвакуировали 171 человека. Правоохранители работали на местах всю ночь. Вызовы оказались ложными. Однако телефонного сообщения хватило, чтобы вновь посеять панику среди местного населения. Напомним, месяцем ранее после аналогичных звонков эвакуации проводили в нескольких ТЦ города. Сегодня ни у кого не остается сомнений: случившееся – не разовый эпизод, а часть акции всероссийского масштаба, которая проходит с сентября сего года. Объяснить причины самарского инцидента и предположить его возможных виновников взялись столичные эксперты. Подробности – в материале ФедералПресс.

Напомним, телефонные минирования сотрясают страну с 10 сентября. На сегодня свыше миллиона человек эвакуировали в 170 городах России. Очередное ложное сообщение о взрывных устройствах поступило на момент написания этого текста. В результате чего ученики и сотрудники семи школ в центре Москвы покинули здания.

Новая волна телефонного терроризма оказалась предсказуемой и не удивила лиц, знакомых с ситуацией. В их числе – генеральный директор Независимого фонда «Центр политических технологий» Игорь Бунин. По его словам, произошедшее в Самаре этой ночью укладывается в общую обстановку: «Информационная война – это факт, который сегодня нельзя отрицать. За телефонным минированием стоят люди, которые стремятся к хаотизации и страху в российском обществе. Скорее всего, они связаны с исламским радикализмом. Не исключаю, что это их новая тактика. Ведь чтобы подготовить реальный взрыв, нужно задействовать много сил, денег, людей. А набрать номер и вбросить дезинформацию – проще простого. Эффект в масштабах страны в конечном итоге такой же – хаос и неразбериха. Увы, однажды телефонные звонки могут перерасти в реальные теракты. То, что организаторы пойдут дальше, не вызывает сомнений. Вопрос в том, как они разовьют начатое. Сейчас силовикам нужно реагировать и анализировать подобные происшествия».

Но правда ли, что на том конце телефонной трубки действуют агенты исламских группировок? Теракт в России – больше, чем теракт, говорят эксперты и связывают акции устрашения с политической обстановкой. Последний на сегодня громкий взрыв прогремел 3 апреля в Санкт-Петербурге после прокатившейся по стране волны антикоррупционных митингов. И хотя ИГИЛ (запрещена на территории РФ) взял на себя ответственность за трагедию в питерской подземке, по регионам прошел слух: кому-то, кроме исламистов, выгодно переключить внимание населения с насущных проблем. Новый этап предвыборной кампании оппозиционера Алексея Навального начался в сентябре. Но и эти митинги теряют популярность на фоне телефонных минирований.

В том, что самарский инцидент в рамках повсеместной акции может иметь политический подтекст, уверен профессор факультета социологии МГУ им. Ломоносова Владимир Добреньков: «Звонки начались осенью этого года, и наверняка это не случайно. Нынешняя пятая колонна совместно с западными спецслужбами попытается дестабилизировать обстановку в стране на время выборов президента. То, что это будет, я уверен на 100 %. Поэтому важно исследовать действия, технологии злоумышленников и как можно скорее проработать возможные схемы их работы».

Слухи о причастности к телефонным минированиям радикальной оппозиции появились в СМИ месяцем ранее. Но социолог Владимир Добреньков не делает на них ставку. «Думаю, если оппозиция и причастна, то косвенно. Западные агенты влияния любят использовать в своих целях всех несогласных и недовольных. Возможно, это уже происходит, ведь звонят не американцы, а наши люди. Но, скорее всего, речь идет о наемниках», – предполагает профессор. – На месте спецслужб я бы еще раз присмотрелся к некоммерческим организациям – иностранным агентам или аффилированным этим агентам. И обязательно изучил бы настроения среди молодежи в вузах. Как показывает практика, ребята, особенно студенты начальных курсов, особенно подвержены влиянию извне».

Руководитель общественной организации «Гражданская безопасность» Сергей Гринин замечает, что война против конкретных личностей не оправдана: «Если диверсия создана для руководства МЧС, то можно поверить, что нападающие родом из России. Акция наносит ущерб спецслужбам и отвлекает их внимание, в том числе, когда помощь действительно кому-то нужна. Возможно, это и есть причина – перегрузить и дискредитировать работу служб. Но оппозиционеров не интересуют спецслужбы. А если диверсия направлена против главы государства, то усилия и результат несопоставимы. Если вы выйдите на улицу и спросите, кто виноват, что телефонные минирования не прекращаются, президента назовут единицы – те, что не понимают специфики».

По словам эксперта, целей злоумышленников несколько, и они гораздо шире. Самаре же стала еще одним полем битвы в новой войне: «Информационная война идет по всем направлениям, начиная от подобных телефонных звонков и заканчивая всеми интернет-ресурсами, где можно что-то комментировать. И эта война сегодня стала не менее важным элементом, чем война финансовая и вооруженная. Продуманные идеологические диверсии дают более ощутимый результат, чем стрельба и взрывы».

Даже если спецслужбы пока не могут похвастаться результатами, упрекать их преждевременно, считает Гринин: «Важно понимать: средств на поимку злоумышленников в случае телефонного терроризма не так много. Судите сами: вряд ли такие акции организовывают наобум. Существуют схемы, по которым действуют звонившие. Но боюсь, что наличие этих схем едва ли позволяет предотвратить новые инциденты. Очевидно, что злоумышленники выбирают нежилые объекты массового скопления людей. А в крупных городах, в том числе в Самаре, этих объектов столько, что обезопасить все нет возможности. Остается играть в догонялки».

С настоящими терактами работать проще, говорит общественник. Там физически задействованы люди и средства, которых можно отслеживать. Потому предотвращенных терактов в разы больше, чем совершенных. «С сообщениями по телефону все ограничено. Наиболее эффективно в этом направлении спецслужбы применяют базы голосовых данных. Голоса исполнителей заносят в перечень. По характерным фонемам иногда удается определить их носителей. А в случае повторных сообщений от них – иметь в виду, что информация о минировании, скорее всего, ложная. Другое дело, что спецслужбы всегда должны на эти сообщения реагировать. Иначе может случиться как в сказке о мальчике, который врал о приходе волка, а затем, когда ему перестали верить, пришел настоящий волк», – заключает Гринин.

Источник

Проверьте также

В Бурятии инспектор Гостехнадзора попался на взяточничестве

УЛАН-УДЭ, 21 сентября, ФедералПресс. Чиновнику грозит солидный штраф. В Бурятии главного государственного инженера – инспектора …

Рейтинг@Mail.ru