Суббота | Октябрь | 20 | 2018
Домой / Спорт / Николай Воробьев: Петржела готовил «Зенит» по советской системе, Адвокат и Спаллетти работали как в Европе

Николай Воробьев: Петржела готовил «Зенит» по советской системе, Адвокат и Спаллетти работали как в Европе

Большая часть жизни Николая Воробьева связана с «Зенитом». Как игрок он был чемпионом СССР в 1984 году в команде Павла Садырина, а как тренер выигрывал с петербуржцами чемпионаты России, Кубок УЕФА, Суперкубок УЕФА и другие трофеи. В эти дни, когда сине-бело-голубые готовятся к возобновлению сезона, особенно интересно послушать Воробьева, как человека, который проходил сборы и в качестве футболиста в союзные времена и в роли тренера «Зенита» в штабах иностранных специалистов: чеха Властимила Петржелы, голландца Дика Адвоката и итальянца Лучано Спаллетти. 57-летний специалист накопил ценный опыт и богатый запас практических знаний. В обстоятельном интервью для «Спорта День за Днем» Николай Васильевич раскрыл кое-какие интересные факты, о которых мы до сих пор не знали.

Один месяц — этого достаточно

— Давайте начнем беседу с дня сегодняшнего. «Зениту» хватит одного месяца на сборах, чтобы хорошо подготовиться к матчам плей-офф Лиги Европы и чемпионата России? Что говорит ваш опыт?
— Думаю, я могу рассуждать на эту тему, поскольку провел девять зимних подготовительных периодов с разными тренерами в качестве помощника. Четыре из этих «предсезонок» были укороченными, когда «Зенит» готовился к матчам еврокубков. И все четыре раза выступления весной получились успешными. Наша команда проходила «Русенборг», «Вильярреал», «Штутгарт» и «Янг Бойз».

Может показаться, что месячная подготовка — слишком короткая. Но если судить по результатам, этого срока достаточно. «Зенит» в те годы выигрывал Кубок УЕФА, три чемпионата, два Кубка России и два Суперкубка страны. В то же время у нас появлялись и росли молодые футболисты, которые становились игроками основного состава, а затем сборной страны: Вячеслав Малафеев, Андрей Аршавин, Александр Кержаков, Игорь Денисов, Владимир Быстров.

— Расскажите подробнее, какие задачи решаются в ходе «предсезонки».
— На сборах, прежде всего, преследуются две цели. Во-первых, необходимо сделать так, чтобы к первой официальной игре футболисты подошли в оптимальном состоянии. Вместе с тем тренер должен подготовить на высоком уровне и команду в целом. Мы имели возможность посмотреть матчи «Зенита» на первом сборе в Дубае. Видно, что проводится большая работа в плане организации игры, целостности командных действий. Зенитовцы уже лучше понимают друг друга и свои задачи на поле. Все это позволяет надеяться, что игроки подойдут в хорошем состоянии к встречам с «Селтиком».

Кроме того, в ходе «предсезонки» требуется заложить базу функциональной подготовки, чтобы весь соревновательный период до летнего перерыва пройти без сбоев в физическом отношении. Поэтому, как правило, в начале сборов игроки получают максимальные нагрузки. В результате футболисты выглядят в контрольных матчах тяжелыми, медлительными, чаще допускают ошибки. Вот с этой точки зрения несколько озадачило, что зенитовцы имели заметное преимущество над своими соперниками — «Копенгагеном», «Славией» и «Гуанчжоу Эвергранд». Превосходили их в движении, легкости, быстроте.

Однако окончательные выводы о работе на сборах можно будет сделать только по завершении сезона. Тем более у каждого тренера свое видение подготовки. Роберто Манчини — опытный специалист, обладающий высокой квалификацией. Надеюсь, заложенного им фундамента хватит на весь период.

— Товарищеские матчи в «предсезонке» действительно так уж важны или они просто помогают игрокам не забыть, как выглядит мяч?
— Несомненно, спарринги имеют большое значение. Они позволяют не только доводить до совершенства уже наигранные взаимодействия, но и экспериментировать. Тренер может проверить какие-то другие тактические схемы и варианты сочетаний футболистов.

Сейчас впереди наигрываются сочетания с Антоном Заболотным, Александром Кокориным и Себастьяном Дриусси. Пробуется новый принцип ведения игры в атаке, когда два нападающих, Кокорин с Дриусси, меняются местами. Один уходит на фланг, а второй занимает его место. Это должно помочь дезорганизовать оборону соперника.

Как правило, на сборы берется и молодежь, получающая шанс показать себя в главной команде. Манчини тоже взял группу молодых игроков, которых мы увидели в контрольных матчах «Зенита». Наконец, в спаррингах можно ставить футболистов на непривычные для них позиции. Так, например, Далер Кузяев выходил в играх в Дубае правым защитником.

Еще в современном футболе огромное значение имеют стандартные положения. По статистике на некоторых турнирах после «стандартов» забивается до 40 процентов голов! Контрольные матчи как раз способствуют тому, чтобы, с одной стороны, упорядочить и упрочить в игровых условиях оборонительные действия, а, с другой, закрепить наигранные «стандарты» у ворот соперника. Все-таки в спаррингах уровень сопротивления совсем иной, нежели на тренировках.

— Вы подчеркнули фактор стандартных положений. Для нынешнего «Зенита» это особенно актуально, учитывая традиционные козыри британских футболистов. Насторожило, что, к примеру, в спарринге со «Славией» команда Манчини плохо защищалась при подачах в штрафную. Есть повод для беспокойства?
— Да, но в той же контрольной игре я увидел, что Манчини наигрывает новые варианты розыгрыша угловых с подачей на ближнюю штангу. Кто-то из зенитовцев играет на опережение, подрезая мяч на дальнюю штангу или в сторону ворот. К слову, похожий гол мы забили в игре Суперкубка УЕФА в ворота «Манчестер Юнайтед». Значит, работа в этом направлении тренером ведется. Игра на опережение — очень эффективный прием.

— Достаточно одного спарринга на сборах, чтобы понять, будет функционировать тактическая система или нет? Бывает, команда сыграет один матч по новой для себя схеме и большей к ней не возвращается.
— Важно понимать, что игра команды зависит не только от того, как действуют ее футболисты, но и от соперника. Какое противодействие он оказывает при обороне и насколько сильное давление от него исходит в атаке. К тому же все играют под нагрузками. Поэтому лично я никогда не сужу по результатам контрольных матчей о готовности команды. Любой спарринг на сборах уступает официальной встрече и по интенсивности, и по скорости, и плотности. Опять же есть пример сегодняшнего «Зенита», который громил всех на первом зимнем сборе. Но в чемпионате России и в Лиге Европы совсем другой уровень борьбы. Там матчи будут быстрее, интенсивнее, плотнее. Спарринги на сборах — это в большей степени информация для тренеров. Они видят, насколько игроки выполняют запланированное.

Камерун помог нам в борьбе за чемпионство

— Что ж, сегодняшний «Зенит» способен выйти на нужный уровень за какой-то месяц. А что было во времена вашей игровой карьеры?
— Чемпионат СССР начинался в апреле, так что тогда «предсезонка» длилась 3,5 месяца или даже более. Один сбор мог проходить целый месяц! Конечно, для футболистов это было очень тяжело физически и психологически. Изменения произошли в 1980-х годах, когда стали появляться манежи. Участники чемпионата получили возможность раньше начинать играть в этих манежах и на южных полях. Благодаря эволюции в подготовке стали сокращаться сборы. Как правило, не более трех недель каждый. Для нас же, игроков «Зенита» еще одной отдушиной был проходивший в Ленинграде турнир породненных городов. Мы после первого сбора проводили матчи дома при своих болельщиках. Тренировочный процесс уже не казался таким монотонным.

Изредка случались у нас и какие-то турне. На мой взгляд, «Зениту» очень помогла поездка в Камерун перед чемпионским сезоном. Мы сыграли несколько интересных матчей с камерунской сборной, которые были максимально приближены к официальным. Игры проходили на высоком уровне, на крупных стадионах. Команда получила хороший заряд эмоций и большую пользу от самих спаррингов. Мне кажется, уход от рутинной работы на длительных сборах стал одним из важных факторов, повлиявшим на наше успешное выступление в 1984 году.

— Что-то необычное вспоминается из поездки в Камерун? Допускаю, что вы играли против легендарного нападающего Роже Милла.
— Это возможно. Сейчас уже не скажу. Прежде всего, запомнился большой ажиотаж вокруг наших матчей, собиравших полные стадионы в Яунде и Дуале. 

Понятно, что Камерун был для нас экзотической страной. Помню, как мы ходили в бассейн для богатых. Там увидели привязанную на цепи большую обезьяну. В одной лапе она держала сигарету, в другой пиво. Курила, пила алкоголь, а вокруг нее лежали разбросанные бутылки с окурками. Обезьяна продолжала выпрашивать все это у гостей бассейна. Хотя глаза у нее были уже красные-красные и очень грустные…

— Как подготовка «Зенита» к сезону менялась в 2000-х по сравнению с советским периодом?
— В СССР существовала четкая система планирования подготовительного периода, основанная на разработках советских ученых. Были втягивающий этап, общеподготовительный, специальный подготовительный и соревновательный. Все команды, естественно, по этому плану и работали. Но когда спустя годы в нашем чемпионате начали появляться иностранные тренеры и молодые российские специалисты, поигравшие за границей, подготовительная программа стала меняться.

Сперва в «Зенит» пришел Властимил Петржела. В принципе у него работа тоже во многом была основана на советской системе. У Петржелы обязательно присутствовал втягивающий период, когда игроки после выхода из отпуска занимались беговой работой на базе для общефизической выносливости. Основные нагрузки шли уже на сборах, которые Властимил укоротил. Он сделал четыре сбора в разных местах, чтобы избежать той самой монотонности, психологической усталости. Про большие нагрузки Петржелы все прекрасно знают. Чешский тренер практиковал трехразовые тренировки, но очень важно, что это была не только подготовка футболистов к сезону. В ходе работы зенитовцы, включая молодежь, выходили на новый для себя уровень развития физических качеств, выносливости, атлетизма.

— Потом «Зенит» при Петржеле впервые попал в весеннюю стадию еврокубков и «предсезонка» потребовала корректировки?
— Да, требовалось менять систему подготовки, учитывая предстоящие матчи с «Русенборгом». И в этой ситуации Петржела проявил гибкость. Если первый сбор он сделал как обычно двухнедельным, то за ним шли уже два коротких сбора по неделе в разных местах. На них он практически убрал силовую нагрузку. Занятия носили игровую направленность. В результате наша команда одержала две победы над «Русенборгом», у которого в те годы была приличная и авторитетная команда. Напомню, что в начале 2000-х норвежцы постоянно выступали в Лиге чемпионов. К моменту встречи с нами кто-то из прежних лидеров «Русенборга» уехал в элитные европейские лиги, тем не менее, соперник все равно оставался крепким.

Власта применил особый подход в подготовительном периоде, внес определенный элемент творчества. Команда строила работу с целью показать свои лучшие качества уже в первом матче года после всего месяца подготовки. Мы взяли верх над «Русенборгом», который, к слову, я ездил просматривать в Ла-Мангу. Такой подход тоже использовался впервые. Затем достаточно уверенно прошли и «Марсель».

— Казалось, тому «Зениту» по силам завоевать Кубок УЕФА, что произошло позднее при Адвокате. К сожалению, в четвертьфинале попали под «Севилью». Согласны, что предрешивший исход противостояния первый матч на стадионе «Рамон Санчес Писхуан» превратился в настоящее убийство?
— Да, судья из Люксембурга на ровном месте поставил пенальти и показал красную карточку нашему игроку. Этот эпизод предрешил все. Конечно, там было настоящее убийство! Одним свистком Алан Хамер решил две проблемы. Мы сразу все поняли. Почему так произошло? По-моему, в тот год праздновалось столетие «Севильи». Можно предположить, что с чем связано, ведь испанская команда выиграла в итоге Кубок УЕФА.

Артем Мещанинов: Петржела ставит в пример Радимова

— Помните, как Петржела гонял игроков на лыжах?
— Да, мы полетели на сбор во Францию. По просьбе Петржелы наняли местного инструктора. Дело происходило в горах, равнинных мест было мало. Трасса оказалась достаточно сложной. Все ехали тесной группой прямо друг за другом, и некоторые теряли равновесие. На первой же горе несколько человек уткнулись носом в снег, поломали лыжи. Со стороны это выглядело комично, было очень весело. Петржела относился к ситуации с юмором, он все понимал. Лыжная тренировка, по сути, стала продолжением втягивающего этапа: шла аэробная работа, тренировалась общефизическая выносливость.

Потом еще был забавный случай в последний день сбора. Главный тренер предложил на выбор: ехать на лыжах по большому кругу или по маленькому. Все, конечно, выбрали маленький за исключением Эрика Хагена, который любил лыжи и здорово катался. Хаген поехал делать большой круг, и я с ним тоже за компанию. Так получилось, что в какой-то момент я его обогнал. Эрик завелся, включился на полную мощь. Мы гнались наперегонки изо всех сил! Если бы Хаген не устал на фоне тяжелых трехразовых тренировок, то у меня не было бы шансов. Но в тот момент норвежцу уже просто не хватил сил. И я его обогнал. (Улыбается.)

— Петржела, кажется, говорил: «Я буду давать вам сумасшедшие нагрузки, которые вы должны вынести. При этом можете называть меня как хотите. Сделаю вид, что не слышу». Его слова?
— Это правда. Он сказал игрокам, что не будет обращать внимания на их реплики. Главное, чтобы была проделана нужная работа.

— Зенитовцы воспользовались «глухотой» тренера?
— Думаю, даже если бы Петржела не дал разрешения, нашлись бы такие футболисты, которые вспомнили тренера крепким словом. (Смеется.) Если кому-то легче от этого, то пусть говорят. Впрочем, определенных границ все равно нельзя переходить.

— На вашей памяти, кто из зенитовцев тяжелее всех переносил нагрузки «предсезонки», а кто, напротив, мог тренироваться хоть 24 часа в сутки?
— Понятно, что здесь многое зависит от предрасположенности игроков. У некоторых физические качества, выносливость лучше от природы. А вот у того же Аршавина предрасположенность изначально находилась на недостаточно высоком уровне. Андрей повышал ее за счет тяжелой работы. Зато Александр Кержаков выделялся объемом движения уже тогда, когда ему было 13-14 лет. Я знаю его с этого возраста. Причем он делал все на скорости. Это один из факторов, благодаря которому Кержаков дорос до лучшего бомбардира в истории «Зенита» и сборной России. Александр постоянно находился в движении, действовал активно. Я бы даже назвал это гиперактивностью. Поэтому он успевал и открываться, и оказывать давление на защитников, и замыкать передачи.

Игроки оказались не готовы к нагрузкам Адвоката

— В конце концов, Петржела покинул «Зенит», а его место занял другой иностранец — Адвокат.
— С приходом Адвоката произошли еще большие изменения. Это человек с европейским подходом, который привык готовить свои команды за месяц. В Европе ведь подготовительный период столько и длится. Первое изменение — отсутствие какого-либо втягивающего этапа в Петербурге. Команда сразу же полетела на сборы. Кроме того, с первой же тренировки голландец дал очень серьезные нагрузки. Некоторые футболисты их не выдерживали, поэтому у «Зенита» было достаточно много травм. Люди оказались на тот момент просто не готовы.

— Это удивительно, поскольку со стороны казалось, что Адвокат особо не нагружает игроков. Откуда взялся такой миф?
— Миф возник из-за того, что у Дика были короткие, но интенсивные тренировки с большим количеством игровых упражнений. Как легче переносить нагрузки: когда играешь в футбол или когда бегаешь кросс?

— Очевидно, что когда играешь в футбол.
— Конечно. В таком случае и нагрузок словно не замечаешь. А вот когда футболисты бегут тяжелый кросс, они думают о самом плохом. Но если бы нагрузки были маленькими, команда не смогла бы потом так играть. «Зенит» был бы просто не готов. Принцип тренировок Адвоката по возможности строился на том, чтобы добиться максимальной интенсивности и эмоциональности. Вот только объем получился очень большой для игроков, что привело к утомлению, травматизму. Появились мышечные повреждения, растяжения и надрывы. Футболисты не привыкли к подобной системе тренировок — в первый раз столкнулись с ней.

— Выходит, зенитовцы тогда должны были сами как-то подготовиться к высоким нагрузкам после отпуска?
— Да, сейчас ведь так и происходит. Футболисты знают, что с первого дня будет тяжелая работа, готовятся к ней. Получают дополнительные задания на отпуск, чтобы поддерживать нужное состояние. Раньше ничего подобного не было, поскольку все рассчитывали на подготовку в ходе втягивающего периода перед отлетом на сборы.

Михаил Гришин: Адвокат посмотрел на меня и сказал: «Док, для меня следующей игры может и не быть»

— Для самого Адвоката это стало сюрпризом?
— Он не предвидел этого, поскольку всю жизнь работал по данной системе. Адвокат и не знал иного подхода. Вряд ли даже представлял, что где-то «предсезонка» начинается по-другому. Он не понимал, что можно тренироваться так, как у нас тренировались некоторые футболисты. Потребовалось несколько месяцев, чтобы все стали подходить к делу по-настоящему профессионально. Адвокат помог им. Это нужно поставить ему в заслугу.

— Иными словами, голландец поменял менталитет игроков?
— Да, и это был сложный процесс. Адвокат потратил массу времени, сил и нервов. Напомню слова Лучано Спаллетти после его приезда в «Зенит». Итальянец говорил: «Еще никогда не работал с командой, которая бы так тренировалась». Я сам видел, что каждая тренировка проходила с полной отдачей всех футболистов. В условиях, максимально приближенных к игровым.

— Полагаю, проблема существовала, прежде всего, с россиянами?
— С некоторыми российскими футболистами, и не только действительно были большие проблемы.

— Как именно Адвокат влиял на подопечных, чтобы заставить их стать настоящими профессионалами?
— Иногда у него доходило даже до крика на игроков. Это случалось, когда голландец понимал, что разговоры и убеждения не действуют. Если люди не слушают, что требует тренер, приходится идти на более жёсткие меры. В конце концов, Адвокат добился своего.

Аршавина не перегрузили, и он стал звездой на Евро-2008

— Помните сколько длился самый первый предсезонный сбор при Адвокате?
— Это был 2007-й год, как раз перед чемпионским сезоном. Первый сбор длился 17-18 дней. Команда очень сильно нагрузилась. Потом мы поехали на второй сбор, на котором, считаю, «Зенит» уже показывал достаточно приличную по качеству игру. Проглядывался быстрый комбинационный футбол с минимумом касаний. И на третьем сборе мы продолжили работать в том режиме. На мой взгляд, в результате «Зенит» подошел к старту сезона в перегруженном состоянии. Команда завершила первый круг на первом месте, но с трудом побеждала и сама игра давалась ей тяжело. Комбинационного футбола не просматривалось, не было легкости и зрелищности. Адвоката критиковали в прессе. Только в августе игра появилась. Наша команда потихоньку разыгралась, вышла на нужный уровень.

— Переломным моментом назвали победу в Кубке России со счетом 9:3 над «Динамо». Согласны?
— Не бывает так, чтобы все вмиг поменялось после одного матча. Мне кажется, что проблемы в первом круге как раз стали следствием чрезмерных нагрузок в ходе «предсезонки». Игроки находились не в оптимальном состоянии, отходили от той работы. Хотя, повторюсь, уже на втором сборе просматривался будущий комбинационный, чемпионский футбол «Зенита».

Правда, существовала и еще одна причина блеклого старта. Поля на базе клуба были тогда старые, без подогрева. Когда мы вернулись в Петербург в марте, пришлось тренироваться просто на жиже. О нормальной отработке комбинаций на болоте и речи не могло идти! Просто бегали, пинали мяч. Даже разминку беговую нельзя не провести толком. Такие газоны повышают риск получения повреждений. А вот на следующий год, когда «Зенит» вернулся домой в феврале готовиться к матчам с «Вильярреалом», на базе уже лежали поля с подогревом по голландской технологии, которые позволяли эффективно тренироваться.

Естественно, плохой газон в 2007 году сказывался и на качестве игры, и на настроении футболистов. Они выходили на работу, словно на каторгу. Создавался негативный фон. Возникало психологическое давление, ведь перед командой стояла задача показать зрелищную игру и добиваться максимального результата.

— По-моему, раньше такой версии блеклого первого круга чемпионского сезона нигде не звучало.
— Да, таково мое видение той ситуации.

— Что еще нового привнес Адвокат?
— Комплексные тренировки. Советская система подразумевала узкую направленность работы над совершенствованием каких-то конкретных качеств. Например, тренировка на развитие специальной выносливости, тренировка на развитие атлетизма, тренировка на совершенствование игровых навыков. То есть каждое занятие посвящалось чему-то одному. Так было и при Петржеле. С приходом Адвоката появились комплексные тренировки, в ходе которых были упражнения на развитие как физических качеств, так и технико-тактических. Сейчас это применяется во всех командах. Тренировки узкой направленности используются уже редко.

— Кстати, сколько спаррингов команде необходимо на сборах? Одни ведь проводят контрольные матчи чаще, а другие реже.
— Необходимо грамотно распределять игровое время. Есть свои особенности. Готов поделиться с вами любопытными данными по «предсезонке» 2008 года, в котором «Зенит» выступил очень успешно: завоевал Кубок УЕФА и Суперкубок УЕФА.

У нас тогда было два сбора. Андрей Аршавин сыграл на первом из них 45 минут, после чего получил повреждение и уже не участвовал в спаррингах. На втором сборе Аршавин сыграл чуть больше — 74 минуты. Но получается, что он не провел ни одного полного матча, а за весь подготовительный период отыграл всего лишь 119 минут. Конечно, ничтожно мало. Тем не менее, это не помешало ему качественно подготовиться к сезону. Аршавин принял участие в 14 официальных матчах подряд с начала сезона. Следовательно, он выглядел хорошо, его форма устраивала тренера.

— Неужели Аршавин такой талант, что ему и готовиться особо не нужно?!
— Известно, что его главная проблема была связана с выносливостью. Судя по всему, малое количество проведенного на поле времени в ходе предсезонной подготовки не перегрузило Аршавина, а оставило ему свежесть на официальные матчи. Как вы помните, Андрей являлся одним из лидеров «Зенита» в 2008-м, внеся большой вклад в завоевание Кубка УЕФА. Более того, потом Аршавин поехал на чемпионат Европы, на котором выглядел очень сильно. Неслучайно его включили в символическую сборную по итогам турнира.

Сергей Колесников: Аршавина на Евро-2012 просто подставили

— Аршавину помогло то, что он пропустил первые два матча на Евро-2008 из-за дисквалификации? Благодаря этому он сохранил свежесть, а не сдулся к плей-офф?
— Сложно сказать. Лично я тут закономерности не вижу. Мы можем только предполагать.

— Работа вместе с Петржелой, Адвокатом и Лучано Спаллетти — очень ценный опыт. Как они доносили информацию до игроков по сопернику? Некоторые тренеры считают, что теория не должна быть долгой, иначе футболисты перестают ее воспринимать, а у кого-то, наоборот, продолжительные тактические разборы.
— Адвокат и Петржела, прежде всего, рассматривали сборы с точки зрения работы над физическим состоянием игроков. Основной задачей для них было подготовить футболистов к мощному объему скоростной работы. Спаллети давал побольше тактики. Особенно в первый год, когда он только возглавил «Зенит». Прямо на поле выносили флипчарт (специальный стенд с прикрепленной к нему бумагой. — «Спорт День за Днем»), а Спаллетти объяснял тактическое задание. И сразу же на футбольном поле теория отрабатывалась на практике.

Петржела с Адвокатом — сторонники игрового стиля. Они хотели, чтобы команда активно владела мячом, проводила больше комбинаций. Тогда как Спаллетти пытался построить игру более сбалансировано. Упор делался не только на атакующие действия, очень серьезное внимание уделялось и обороне.

В атаке есть вещи, которые можно наиграть, а что-то строится на импровизации. Но у защитников должно быть строгое понимание того, как они должны взаимодействовать между собой в разных ситуациях. Спаллетти стремился, чтобы все одинаково это понимали и действовали синхронно.

Спаллетти придумал упражнение специально под «Ливерпуль»

— Обучаясь на лицензию Pro, вы летали на стажировки в европейские топ-клубы?
— Нет, мы договорились с Лучано, что я приеду стажироваться в «Зенит». Это было уже после моего ухода из клуба. Нашей команде предстояли игры с «Ливерпулем», а я воспользовался возможность посмотреть на недельный цикл подготовки. Меня и других коллег, обучавшихся на курсах, интересовало, как и насколько Спаллетти будет снижать нагрузки после достаточно коротких зимних сборов. В задачу тренера входило сделать так, чтобы игроки отошли от нагрузок и были готовы уже к первому матчу плей-офф Лиги Европы.

— Когда Спаллетти проводил две первых «предсезонки», вы находились еще в его тренерском штабе. Увидели потом что-то новое в программе итальянца, когда приехали на стажировку перед «Ливерпулем»?
— Каждый специалист следует своим принципам работы, методам, имеет любимые упражнения. Но, конечно, хороший тренер — это сильный аналитик и творческий человек. Исходя из ситуации, он вносит изменения, а не работает тупо по шаблону. Это относилось и к Спаллетти.

— Лучано отрабатывал что-то конкретно к «Ливерпулю»? Говорят, сейчас Роберто Манчини моделирует некоторые вещи специально к матчу с «Селтиком». А ведь эту команду возглавляет тренер того «Ливерпуля» Брендан Роджерс.
— Помню, я увидел одно упражнение и сразу понял: оно было подстроено специально под «Ливерпуль». Планировалось, что будет идти длинная передача, против которой отрабатывались определенные действия в обороне. После чего требовалось быстро начинать атаку. Одной командой был на поле примерный основной состав «Зенита» на первую игру. Вторая команда имитировала соперника и сразу же переходила в атаку длинными передачами.

Вероятно, и «Селтик» Роджерса будет тоже играть при помощи длинных передач. Естественно, тренер изучает противника и думает об этом. Я не сомневаюсь, что сильнейшими качествами футболистов «Селтика» окажутся воля и умение бороться. Единоборства в футболе имеют огромное значение. Ведь каждое проигранное единоборство — это, по сути, возможность провести атаку на твои ворота. Поэтому надо восстановить навыки ведения борьбы за мяч. Если зенитовцы не уступят в ней, почувствуют себя на поле уверенно, то получат преимущество и высокие шансы на победу.

— На мой взгляд, в единоборствах как раз очень хорош новичок «Зенита» Заболотный, который, по статистике, является одним из лучших в чемпионате России по проценту выигранной борьбы за мяч. Вы согласны?
— Безусловно, это одна из сильнейших сторон Заболотного. Он сам всегда ищет борьбу и достаточно уверенно чувствует себя в ней. Но надо понимать, что в матчах с «Селтиком» нападающий может столкнуться с другим уровнем. Сейчас трудно предсказать, как справится с этим Заболотный — подождем с выводами до окончания матчей «Зенита» с «Селтиком».

— В любом случае тренер должен быть рад, что в команде есть форвард, способный цепляться за «длинные» мячи?
— Конечно. Агрессивность, активность, борьба за мяч — сильные качества Заболотного, которые должны пригодиться «Зениту». Он способен оказать давление на оборону соперника. Просто «Селтик» покажет истинный уровень Заболотного в данном компоненте игры.

— Закончим интервью тем, с чего начали. Каким же все-таки будет «Зенит» через две недели в Глазго?
— Уверен, что зенитовцы подойдут в нормальном состоянии уже к первому матчу с «Селтиком». Месяца подготовки на сборах достаточно. Вопросы, повторюсь, касаются только того, насколько эффективно они будут вести единоборства.

Использованы фото: РИА «Новости»; ФК «Зенит»

Источник

Проверьте также

На месте крушения Л-39 найдены фрагменты тела

КРАСНОДАР, 20 октября, ФедералПресс. Фрагменты тела обнаружены в Азовском море на месте крушения учебного самолета …

Рейтинг@Mail.ru