Понедельник | Май | 21 | 2018
Домой / Спорт / Миха Мевля: Как бы я обращался с Манчини? Таким важно не давать пространства!

Миха Мевля: Как бы я обращался с Манчини? Таким важно не давать пространства!

О нем говорят мало. Впрочем, 27-летний Миха Мевля «виноват» в этом сам. У него неброская манера игры, зато надежность признана тренерами со звучными именами. Словенец провел в стартовом составе всю Лигу чемпионов у Курбана Бердыева, практически сразу заиграл у Роберто Манчини. Шум вокруг своего имени Мевля спровоцировал лишь однажды — когда получил красную карточку на десятой минуте кубкового матча с «Динамо-СПб» (2:3). Это опять же его вина: сильных защитников замечают редко и, как правило, при неудачных обстоятельствах. Хотя специалисты, посещавшие контрольные матчи «Зенита» в Турции, отмечали в голос: Мевля — игрок с идеальным набором качеств, способный успешно действовать в матчах против «Селтика» как в верховой борьбе, так и в игре на опережение. «Спорт День за Днем» пообщался с футболистом, которому практически гарантировано место в стартовом составе 15 февраля на «Селтик Парк».

Приграничная культура

— Миха, вы начали играть в футбол в удивительном месте: городок Горица расположен так, что если выйти на станции из поезда направо, попадешь в Италию, если налево — в Словению…
— (Смеется.) Это так. Хотя границы уже давно нет и никаких особых ощущений в связи с этим у меня не было. Мы даже не замечали, как переходили из Словении в Италию. Даже когда граница была, ничего особенного — показываешь документы и идешь куда надо. Вся моя жизнь прошла рядом с границей. Словения удивительная, она ведь зажата между границ.

— И поэтому вы полиглот, так?
— Сколько я себя помню, говорю по-итальянски. Я такой не один: все, кто живет у нас рядом с границей, — двуязычные. При том что итальянских корней у меня нет, я постоянно был погружен в культуру соседей, поступил в институт в Триесте, смотрел их телевидение, в первую очередь, конечно, футбол.

— Вы фанат кальчо?
— Можно так сказать. Вся моя семья всегда поддерживала «Милан».

— Вы помните на поле Роберто Манчини?
— Да, конечно! Он был очень хороший игрок, хотя я его застал уже в «Лацио», ближе к концу карьеры.

— Тогда анализируем: вы — защитник. Перед вами Манчини. Как остановите его?
— Ох, он силен ведь. Движение стремительное, концовка уверенная.

— И?
— С ним нужно было бы играть вплотную, до приема. Не давать лишнего пространства вообще.

Израиль? Какой-то не такой

— Ваша карьера удивительно по­следовательна. Вы развивались постепенно, без внезапных «рекламных» переходов. Вот, например, решение о переезде в бухарестское «Динамо» было правильным?
— Абсолютно, ведь там, по сути, началась моя большая карьера. В Швейцарии, где я играл за «Лозанну», была лишь проба пера — мне удалось только прочувствовать, что значит быть за пределами Словении. А вот поездка в Израиль оказалась ошибкой.

— Почему?
— (Пауза.) В Израиле футбол не такой, как в Европе. Мне не нравилось ни играть, ни, честно говоря, жить там. Я бы так сказал: о’кей, но ничего особенного.

— В сравнении с Румынией тоже?
— Да вы что, Бухарест — отличный город. Много интересных мест, определенная культура.

— В израильском Сахнине, где вы играли, тоже определенная культура.
— Да, «Сахнин» — арабский клуб. Но я не жил в Сахнине, мы там только играли. Так-то базировался в Хайфе.

— В то время шли активные боевые действия в секторе Газа.
— Да, но мы практически не чувствовали этого. Хайфа и Сахнин на севере, Газа — на юге. Между нами еще и Тель-Авив, и Ашдод.

— Словения тоже своеобразная. Вроде бы и часть бывшей Югославии, но совсем другая…
— Да, менталитет у нас другой — такой вывод легко могу сделать, общаясь с друзьями из Сербии, Боснии, Хорватии. Мы ближе к центру Европы, с этим и связано. Словению и война на Балканах не затронула.

— Вы играли на сборе в Турции с «Црвеной Звездой». На поле разный менталитет тоже проявлялся?
— Да я привычный, не сказать, что что-то остро ощущаю. У меня друг недавно играл за «Звезду». Сейчас никого не знаю там.

— Лука Джорджевич, который сейчас в «Арсенале», большой фанат «Партизана».
— Нет, у меня никогда не было пристрастий на Балканах. Я же говорил, мы за «Милан» (улыбается).

Не давите на детей

— Что с ним в последнее время, кстати?
— Ничего хорошего, да (вздыхает). Но, надеюсь, скоро «Милан» вернется наверх, где и должен быть.

— Обсуждаете серию А в команде с кем-то?
— С Кришито, конечно, следим постоянно, дискутируем. С Паредесом еще, он ведь тоже оттуда, по сути. Бывает, шутим друг над другом, бывает, серьезно анализируем игры. Я всегда отстаиваю «Милан», никогда не изменял своему пристрастию!

— Как болельщик вы можете себе это позволить. Футболисту сейчас посвятить себя одному клубу сложнее. Могли бы себя представить надолго в определенной команде?
— Как раз моя карьера кажется мне немного своеобразной. Все же ни разу не делал ни одного шага назад, все время медленно повышал уровень лиги, в которой оказывался. Так что мои переходы, пожалуй, не были просто ради переходов.

— У вас прослеживается еще одна тенденция. Вы попадаете к серьезным тренерам, таким как Бердыев или Манчини, и начинаете у них играть регулярно в стартовом составе. Это как получается?
— Получается, но… «Зенит» — серьезное имя в современном футболе, и я бы не сказал, что первый месяц у меня прошел гладко. Нужно было понять, как вести себя на поле, как построена игра, что делают партнеры. Но одной из задач профессионального футболиста является умение адаптироваться к среде, в которую он попал. Думаю, мне это в целом удается по жизни. Мое убеждение — важно всегда работать на команду, а не думать в первую очередь о себе.

— Это следствие врожденного интеллекта или воспитания?
— (Смеется.) Может, интеллект играет роль, но никто не отменял необходимость тяжело и много работать.

— Требования к подготовке сейчас более жесткие, чем когда вы начинали играть?
— Я не задумывался об этом. Моей мечтой всегда было попасть в большой клуб. Поэтому мне несложно заставлять себя работать на уровне, который позволяет быть на хорошем счету. Получаю удовольствие и от игр, и от тренировок. Особенно теперь, когда я здесь, в «Зените», с опытом игр в Лиге чемпионов.

— Родители положительно относились к вашей страсти?
— Да, без их поддержки я мог ничего не добиться.

— Они могли сказать: «Эй, в Словении футболисты получают копейки, не трать время, пробиваются немногие. Лучше иди учиться».
— Когда ты начинаешь играть в футбол ребенком, мысли о день­гах в голову даже не приходят. И сейчас, когда я сам стал отцом, если я вижу, что ребенка что-то увлекает, то считаю нужным поддерживать его интерес, вне зависимости, хочет он учиться или заниматься каким-то видом спорта. В начале-то мяч — это только развлечение. Профи ты становишься лишь в 17-18 лет. Когда уже сам можешь решать, как двигаться дальше.

Не сомневался, переходя к Бердыеву

— Кто был вашим героем на поле в детстве?
—  Поскольку я следил за «Миланом», то это были игроки «Милана». И Неста, и Шевченко — да все! Это была идеальная команда для меня.

— Вы назвали Шевченко. Значит, нападающим тоже хотели стать? Дети обычно во дворе все нападающие.
— А я вот не был!

— Как так?
— А вот так! Всегда оказывался в полузащите, примерно в зоне шестого номера. Так было в детстве, так было, когда стал чуть старше. Потом уже в Швейцарии тренер Марко Симоне, предпочитавший игру в три защитника, сказал, что видит меня в тройке правым центральным. Мне оставалось согласиться.

— А потом вас на эту позицию отобрал сам Курбан Бердыев в свой «Ростов»…
— Я слышал много хорошего об этом тренере и поэтому недолго думал, прежде чем согласиться перейти в «Ростов». Мне сказали, что Бердыев опытен, он прекрасно знает, как работать с игроками на поле и вне его. Когда я приехал, быстро убедился, что все это правда.

— Кто рассказывал вам все это?
— Мой агент.

— Обратил внимание, что ваше агентство ведет дела многих эстонских футболистов…
— Да, потому что в нем трудятся Евгений Новиков и Андрей Степанов, бывшие игроки из Эстонии. Степанов даже играл в России, думаю, вы его знаете.

— Вы понимали, что такое Россия, прежде чем ехать в «Ростов»?
— Часто видел российские клубы в Лиге чемпионов. Но по-настоящему вы никогда не узнаете новую страну, пока в ней не окажетесь. Сейчас я живу в России и до сих пор не столкнулся ни с одной проблемой. Может быть, поначалу был небольшой языковой барьер, потому что в Ростове, в отличие от Петербурга, не так много людей говорит по-английски. Но постепенно освоился. Слушал, запоминал. И справился.

— Какие три основных принципа Бердыева приходят в голову?
— Тактическая грамотность, тяжелая командная работа… Два, получается. Если ты не командный игрок, нет шансов заиграть в команде Бердыева.

Страх — вредное чувство

— Первый матч «Ростова» в Лиге чемпионов показался страшным. «Бавария» разгромила вас 5:0, команда рассыпалась после первого же гола. Бердыев потом сказал, что был разочарован, что игроки так испугались…
— События в той встрече развивались неудачно для нас. Пенальти, потом гол «в раздевалку». Топ-команды всегда извлекают выгоду  из такого расклада, когда соперник раскрывается. Но, заметьте, когда нам удалось выполнить установку Бердыева, оказалось, что под силу играть и с «Баварией» (улыбается). Это произошло в Ростове.

— Может, все-таки вас недооценили?
— Не сказал бы… Не знаю, может, частично. Важно выполнять план на игру, и мы прекрасно справились тактически. Чтобы забить «Баварии» трижды, нужно играть в осмысленный футбол. И забыть о нервах — о предматчевых шоу, раскрутках в медиа и так далее…

— В общем, вы больше не боялись «Баварию». А можете вспомнить момент, когда вы, молодой футболист, увидели перед собой на поле настоящего авторитета и испытали мандраж?
— Может быть, такое чувство возникало еще в «Горице». Это нехорошее чувство (смеется). Тогда некоторые наши звезды возвращались доигрывать в Словению, вот и случалось, что трясло.

— Я не просто так спросил. Боштьян Цесар, центральный защитник, был на виду еще в начале нулевых, сейчас он ветеран, и вы действуете с ним в паре в центре обороны сборной Словении. Как он?
— Я ведь еще пару лет назад наблюдал за его игрой только по телевизору (улыбается). Цесар — большой человек и игрок. Когда я только появился в сборной, он подошел и сказал: «Какая бы помощь ни понадобилась, всегда говори! Теперь ты играешь за нашу страну, мы все в этом равны и должны показывать лучшую игру».

— Вы понимаете друг друга на поле?
— Да, неплохо, в том числе и на «Уэмбли» с Англией.

— И как справились с Харри Кейном?
— Более или менее. Англия — серьезная команда, у нее большие амбиции, связанные с ближайшим чемпионатом мира. Но мы сыграли тоже очень хорошо, жаль, что проиграли. (Матч завершился со счетом 1:0 в пользу англичан. — «Спорт День за Днем».)

— Кто вас особенно «потоптал»?
— У Рэшфорда в тот день многое получалось. Пришлось с ним повоевать. Но, считаю, справлялись в целом.

— Попасть в группу с Англией, Словакией, Шотландией — неудача?
— Неудача? Нашей основной проблемой было то, что мы плохо играли на выезде. Вообще не набирали очков. Пытались вот выиграть в Лондоне, чтобы иметь шанс попасть в «стыки», но увы… С другой стороны, шанс оставался до последнего, значит, наверное, не были столь уж плохи.

— Сречко Катанец был всегда, как и Боштьян Цесар. Сейчас он ушел с поста главного тренера сборной…
— Тем не менее очень его уважаю. Катанец дал мне шанс сыграть в сборной. Хотя 90 процентов людей в Словении не понимали почему. Он всегда хорошо ко мне относился. И я ценю его как тренера и как человека.

С Кокориным было неприятно

— Какой тренер все-таки самый особенный на вашем пути?
— У каждого тренера свой стиль. А дело игрока — принимать тренера таким, какой он есть.

— Манчини в «Зените» не использует тактику в три защитника. Как перестраивались?
— Да спокойно в целом. Я в «четверке» играл в Бухаресте. Если понимаешь принцип игры, систему, то всегда можно перестроиться.

— Откуда в вас это? Говорят же, что с детства тактика не закладывается…
— Мне, наверное, повезло, что в Горице была одна из лучших академий в Словении, где очень хорошо объясняли все тактические нюансы. Поэтому, быть может, я никогда и не испытывал проблем с их пониманием.

— Последнюю игру за «Ростов» вы провели против «Зенита». Уже знали, что через две недели будете в другой футболке?
— Нет. Вообще не представлял. Это была последняя игра перед перерывом на сборные. После матча я улетел сразу в Словению, в сборную. Мы играли в Словакии, оставалось всего два дня до закрытия трансферного окна. Мне позвонил агент и сказал, что есть предложение от «Зенита».

— Решение приняли быстро?
— Когда речь идет о таком клубе, как «Зенит», долго не думаешь.

— Манчини с вами встречался?
— До перехода? Нет.

— Самая странная вещь, с которой вы столкнулись в России…
— Ой, да я в стольких странах пожил, что меня нечем удивить (смеется). Действительно не могу ответить! Я семейный человек, спокойный. Еду на тренировку, провожу потом время дома. Никаких специфических требований, чтобы сталкиваться со странностями.

— Но куда-то выбираетесь?
— В центр, конечно. Еще в один популярный ресторан на Крестовском. Поесть вкусные суши (улыбается).

— Раз освоились, скажите: у России есть шансы хорошо выступить на чемпионате мира?
— У вас большое преимущество — вы играете дома. Будет ажиотаж, много новых стадионов. Есть хороший шанс выйти из группы, а если уж выйдешь, всегда имеется возможность совершить что-то необычное.

— Какой нападающий в чемпионате России оставил самые неприятные воспоминания?
— Когда играл в «Ростове», неприятно было с Кокориным. Еще, конечно, отмечу Смолова.

— Раз вы выделили нападающих сборной России, тогда последняя просьба: дайте нам всем совет, что делать в первую очередь в Словении.
— Ох, да нет никакой первой очереди (смеется). В Словении можно делать все что угодно. Два часа, и вы на горных лыжах. Два часа, и вы на море. Страна очень маленькая, успеть можно много. Я вот люблю Постойну с ее пещерами. Это всего в двадцати минутах от моего дома…

Кадрие — Санкт-Петербург

Использованы фото: AP; ФК «Зенит»

Источник

Проверьте также

Главный синоптик: Прошедшая неделя не установила рекорд по теплу в Петербурге

Несмотря на жару, вторая декада мая не стала рекордной по температурам в Петербурге. В 2010 …

Рейтинг@Mail.ru