Четверг | Октябрь | 18 | 2018
Домой / Санкт-Петербург / Кошмар в большом городе

Кошмар в большом городе

Петербургские суды начали рассматривать резонансные дела, связанные со случаями педофилии в детском доме № 10. Список преступлений, инкриминируемых обвиняемым, поражает: насилие над подростками, хранение детского порно, угрозы, вкупе ко всему еще и нападение на сотрудника полиции. Материалы дела подтверждают — некоторые сотрудники детдома знали о беспределе. Но молчали — якобы из-за угроз.

Санкт-Петербургский городской суд в четверг отказался отпускать на свободу фигурантов дела о насилии над воспитанниками «Центра содействия семейному воспитанию № 8» в Кировском районе Северной столицы. Бывший замдиректора детского дома № 10 в Петербурге Михаил Елин, экс-директор школы № 565 Станислав Виноградов, а также трое воспитанников учреждения — Павел Прикащиков, Андрей Соловьев и Кирилл Покалюк — будут ждать суда в СИЗО. Их дело — основное. Но есть еще три. Самое «легкое» — против бывшего директора детдома Натальи Федоровой, которая обвиняется в халатности. Якобы женщина знала о преступлениях, но молчала.

Третье дело уже рассматривается в Кировском районном суде. Его фигурантами являются экс-воспитатель детдома Валентина Михайлова, родственник одного из обвиняемых Вячеслав Прикащиков и бывший воспитанник учреждения Михаил Никитин обвиняются в угрозах пострадавшим. Якобы они пытались заставить их дать ложные показания после возбуждения уголовного дела, угрожая убийством. Михайлову, по данным «Росбалта», также предъявлено обвинение в нападении на полицейского во время следственно-оперативных мероприятий. Он арестован.

Наконец, четвертое дело поступило в Невский районный суд Петербурга. Единственным обвиняемым по нему является фотограф Александр Брыков. Он, по версии следствия, фотографировал воспитанников детского дома в обнаженном виде, а некоторых — насиловал. Материалы этого уголовного дела оставляют тяжелое впечатление, но позволяют понять — кошмар в «Центре содействия семейному воспитанию № 8» на улице Ивана Черных начался давно. И некоторые его сотрудники обо всем прекрасно знали.

«Причинил моральные страдания и физическую боль»

«В 2005 году учительница детского дома Екатерина Ротачева отвела меня на кастинг к фотографу Александру Брыкову», — вспоминает о событиях 13-летней давности бывший воспитанник учреждения Яков Яблочник.

По его словам, объявление о некой фотостудии моделей педагог нашла в одной из газет. Но поскольку правила запрещали отпускать ребят одних, Ротачева поехала вместе с Яблочником. Третьим в компании был еще один воспитанник учреждения Кирилл З.

Студия Брыкова располагалась в квартире, находящейся на бульваре Новаторов, недалеко от станции «Ленинский проспект». Там фотограф проживал с двумя мужчинами. На съемку воспитательницу не пустили — внутрь смогли пройти только Кирилл и Яков.

«Брыков был очень обходителен, угощал конфетами и напоил кофе, чем вызвал у него симпатию», — говорится в материалах дела.

Фотосессия случилась в этот же день. Часть снимков Брыков сделал, попросив моделей полностью обнажиться. Якову на тот момент было всего 14 лет. В эту сессию Брыков фотографировал его, в том числе, полностью голым.

Никаких денег, по словам Яблочника, ему в тот день не заплатили. То был лишь кастинг. Парень оставил телефон замдиректора детского дома Михаила Елина и уехал. Через несколько дней в учреждении раздался звонок. Брыков донес радостную весть — Яблочник прошел кастинг. Последовал ряд фотосессий, в том числе с напарником по имени Юра. Когда съемка закончилась, тот ушел. В квартире остались лишь Яблочник и Брыков. Мужчина подошел к входной двери, закрыл ее на ключ. И начался ад.

«Он боялся вырваться, так как не смог бы. Брыков — здоровый мужик, а он ребенок, ему было страшно. Он просил прекратить, но тот не прекращал», — безжалостно говорится в материалах следствия.

Когда все закончилось, мужчина дал мальчику 1 тысячу рублей и открыл дверь.

Как и любому детдомовцу, Яблочнику были нужны деньги. Поэтому он продолжал приезжать на фотосессии. Как стало известно позднее, материалы с них попадали на порнографические сайты. Каждый раз Яков надеялся, что Брыков не будет приставать, но каждый раз это были лишь мечты. Изнасилования, как отмечается в обвинительном заключении, происходили неоднократно. Обратиться за помощью Яблочнику было не к кому — в детдоме, по его словам, была точно такая же ситуация.

Персона Брыкова достойна отдельного внимания. Родился в апреле 1963 года в городе Кандалакша Мурманской области. Разведен, детей нет. В 2001 году мужчина был осужден за вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий. По месту регистрации характеризуется удовлетворительно.

В материалах дела отмечается, что съемки порнографии длились с сентября 2005 по ноябрь 2008 годов — всего их было порядка 25. Сам Брыков утверждает, что он снимал мальчиков исключительно старше 16 лет. Яблочнику он якобы поверил на слово. Наличие между ними интимной близости он признает, но говорит, что все было по обоюдному согласию.

«Никакого насилия не применял, не удерживал», — заверял следователя Брыков.

Обвиняемый утверждает, что с 2011 года он прекратил любую съемку, кроме фото на паспорт. Однако при обыске в квартире Брыкова был изъят жесткий диск с большим количеством детского порно. Среди всей этой мерзости оказался видеофайл, созданный 5 марта 2012 года. И там запечатлен и молодой человек, «внешне похожий на Яблочника». На компьютере обвиняемого нашли фотографии и других воспитанников детского дома № 10.

В материалах уголовного дела Брыкова упоминаются сотрудники этого учреждения. Среди них — бывший воспитанник центра Павел Прикащиков, работавший там вахтером. Он заявил, что слышал от Яблочника, что одна из воспитательниц детского дома водила его и еще двоих воспитанников на какие-то фотосъемки, где их заставляли раздеваться. Фамилии этой воспитательницы он не запомнил. Но между строк угадывается имя Екатерины Ротачевой. Правда, сама она заявляет, что не знала о том, чем занимаются воспитанники. Но и о том, что ездила с ребятами искать работу почему-то никому не рассказывала.

Как сообщила адвокат Брыкова Нина Вилкина, ее подзащитный признал вину частично — по статье 242 УК РФ (хранение порнографии). По статье 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера) он вину не признал.

Слушания в Невском райсуде Петербурга проходят в закрытом режиме. Ожидается, что 16 октября суд допросит Екатерину Ротачеву. На сегодняшний день ей не предъявлено никаких обвинений по «делу воспитателей».

«Этот спектакль поставлен Следственным комитетом»

В четверг городской суд Санкт-Петербурга продлил арест пятерым обвиняемым по основному делу: Елину, Виноградову, Прикащикову, Соловьеву и Покалюку. Изначально следствие считало, что сексуальное насилие над детдомовцами продолжалось на протяжении пяти лет — с 2005 по 2010 годы. Однако затем временные рамки кошмара увеличились. По данным СК, мужеложство и иные насильственные действия сексуального характера в отношении воспитанников «Центра содействия семейному воспитанию № 8» длилось в период с 2002 по 2017 годы.

Возможно, ничего подобного не случилось бы, если бы автобиография Якова Яблочника не вошла в документальный спектакль «НеПРИКАСАЕМЫЕ» режиссера Михаила Патласова. После него режиссер Катерина Соболевская сняла фильм, в котором также поведала о жизни выпускника коррекционного дома. Лента была отмечена различными призами, получила высокую оценку режиссера Александра Сокурова. И была замечена уполномоченным по правам человека в Петербурга Александром Шишловым. Тот обратился в прокуратуру. И спустя четыре месяца после обращения Шишлова, в апреле 2017 года, начались первые задержания.

Сами обвиняемые своей вины не признают. Еще тогда, полтора года назад, во время арестов в Кировском районном суде Петербурга они заявляли, что стали жертвами провокации и оговора.

«К сожалению, провокация могла быть со стороны Якова», — заявлял Виноградов.

«Меня заставили, я не хотел, я получал угрозы», — говорил Павел Прикащиков.

Но в итоге угрозы стали поступать потерпевшим. Всего их, по данным «Росбалта», восемь человек. Одного после поступивших угроз поместили под программу защиты свидетелей.

У обвиняемых по «делу воспитателей» есть своя группа поддержки, которая уверена, что произошедшее стало следствием лжи и клеветы.

«Этот „спектакль“ поставлен Следственным комитетом. Показания выбивались угрозами и физическим насилием. Мы пытаемся сделать все возможное, чтобы сломать машину следствия, но это очень не просто», — сообщил «Росбалту» один из сторонников обвиняемых.

Группа поддержки создала страницы в соцсети «ВКонтакте». Там иногда размещаются письма от обвиняемых, находящихся в СИЗО.

«Я очень стараюсь преодолевать тяготы, но сложнее оттого, что причастности моей никакой нет! Очень хотелось бы верить в следственную справедливость», — пишет Михаил Елин.

«Единственное больное место в этих событиях для меня — это то положение, в котором оказались моя мать и жена. Но Надежда — мой ангел-хранитель, надеюсь, что все выдержит (и самое трудное — долгую разлуку)», — отмечает Валентин Михайлов.

«У нас все хорошо, и мы держим кулаки, что правда восторжествует, и мы окажемся на свободе», — выражает надежду Андрей Соловьев.

Агентство неоднократно пыталось сделать интервью с выпускниками детского дома, которые поддерживают своих бывших преподавателей, оказавшихся в СИЗО. «Росбалт» предлагал разные условия — полная анонимность, выбор площадки, юридическая поддержка. Однако по разным причинам все эти беседы срывались. Впрочем, мы по-прежнему готовы услышать другую сторону.

По данным «Росбалта», материалы еще одного дела накануне были переданы в Генпрокуратуру. В скором времени перед судом предстанет бывший директор детдома Наталья Федорова, обвиняемая в халатности. На сегодняшний день все фигуранты «дела воспитателей» уволены из «Центра содействия семейному воспитанию № 8».

Илья Давлятчин

Источник

Проверьте также

Видеосвязь в помощь. Кокорин и Мамаев примут участие в заседании суда

Пресс-секретарь Мосгорсуда Ульяна Солопова заявила, что взятые под стражу футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев …

Рейтинг@Mail.ru