Четверг | Сентябрь | 20 | 2018
Домой / Мир / Итоги выборов в Великобритании стали шоком для консерваторов

Итоги выборов в Великобритании стали шоком для консерваторов

Владимир Ардаев, обозреватель РИА Новости

Ни одной политической партии Великобритании не удалось получить абсолютное большинство мест в нижней палате парламента. Таковы итоги внеочередных выборов, состоявшихся в четверг, 8 июня. Это означает, что идея премьер-министра Терезы Мэй укрепить и сплотить палату общин в начале трудного пути в Brexit с треском провалилась — правящая партия тори не только не усилила свои позиции, но значительно ослабила их, по сути, перестав быть правящей.

Парламент, в котором ни одна из партий не имеет абсолютного большинства, в Британии называют «подвешенным». Он может сформировать лишь коалиционное правительство, причем совсем не факт, что это будет коалиция с участием консерваторов. Другой вариант — правительство меньшинства, обреченное на то, что его законопроекты не будут получать парламентской поддержки, а следовательно, недолговечное.

В итоге страна вступает в Brexit с ослабленными политическими противоречиями органами власти, и вместо того, чтобы вести сложный диалог с Брюсселем о выходе из ЕС, лидеру тори Терезе Мэй в ближайшие недели придется погрузиться в еще более трудные и лихорадочные переговоры с депутатами от других партий — потенциальных партнеров по коалиции.

Ночь, полная огня

Интрига, связанная с тем, сможет ли Консервативная партия получить больше половины мест в палате общин, сохранялась всю ночь после выборов. Лишь к шести часам утра (8:00 мск) стало ясно, что оставшихся нераспределенными депутатских мандатов уже не хватит на то, чтобы тори одержали убедительную победу. А через четверть часа обломилась последняя «соломинка», за которую они могли удержаться, — ею была, как это ни парадоксально, североирландская националистическая партия «Шинн Фейн», выступающая за единую Ирландию.

В палате общин 650 мест, и абсолютное большинство принадлежит партии, у которой 326 мест. «Шинн Фейн» на трех последних выборах — в 2005-м, 2010-м и 2015 годах — стабильно завоевывала по четыре-пять мандатов, однако традиционно не пользовалась ими, отказываясь по идейным соображениям присягать королеве. Накануне выборов партия заявила, что и сейчас не изменит традиции. Таким образом, реальное количество мест в нижней палате и, соответственно, квота абсолютного большинства могли немного уменьшиться. То есть если бы консерваторам не хватало одного-двух голосов, то за счет «Шинн Фейн» они имели шанс остаться правящей партией.

На нынешних выборах «Шинн Фейн» добилась исторического успеха, получив семь мест в парламенте. Однако даже это не спасло тори — разрыв оказался слишком велик.

Предварительные итоги выборов выглядят так: у консерваторов 316 мест, у лейбористов 261, у Шотландской национальной партии 35, у либерал-демократов 12, у «зеленых» — одно место. Еще 22 мандата принадлежат остальным партиям и независимым депутатам. Партия независимости UKIP не получила ни одного места в парламенте.

В итоге тори сдали позиции, потеряв 16 мест — до внеочередных выборов они владели 330 местами, составлявшими абсолютное большинство. Их основные противники, лейбористы, не только компенсировали утраченные в 2015 году 26 мандатов, но и превзошли свой результат 2010 года. Шотландские националисты лишились 21 места.

Кому с кем дружить

Для формирования правительства абсолютного большинства партии Мэй не хватает 10 мест в парламенте (с учетом «пустых» мест «Шинн Фейн» — шесть), и чтобы получить недостающие мандаты, ей необходимо создавать коалицию с другой партией. Проблема состоит в том, что большинство партий, обладающих достаточным количеством мест, может не пойти на союз с консерваторами из-за расхождений в главном вопросе — о Brexit. Противниками их политики «жесткого» выхода из Европейского союза являются и лейбористы, и Шотландская национальная партия, и либерал-демократы.

Наиболее вероятный партнер тори по коалиции — Демократическая юнионистская партия, выступающая за сохранение Ольстера в составе Великобритании. Как и «Шинн Фейн», она на нынешних выборах добилась существенного успеха, одержав сокрушительную победу над остальными мелкими североирландскими партиями и получив в палате общин 10 мест — тех самых, которых недостает консерваторам.

На нынешних выборах «Шинн Фейн» добилась исторического успеха, получив семь мест в парламенте. Однако даже это не спасло тори — разрыв оказался слишком велик.

Предварительные итоги выборов выглядят так: у консерваторов 316 мест, у лейбористов 261, у Шотландской национальной партии 35, у либерал-демократов 12, у «зеленых» — одно место. Еще 22 мандата принадлежат остальным партиям и независимым депутатам. Партия независимости UKIP не получила ни одного места в парламенте.

В итоге тори сдали позиции, потеряв 16 мест — до внеочередных выборов они владели 330 местами, составлявшими абсолютное большинство. Их основные противники, лейбористы, не только компенсировали утраченные в 2015 году 26 мандатов, но и превзошли свой результат 2010 года. Шотландские националисты лишились 21 места.

Кому с кем дружить

Для формирования правительства абсолютного большинства партии Мэй не хватает 10 мест в парламенте (с учетом «пустых» мест «Шинн Фейн» — шесть), и чтобы получить недостающие мандаты, ей необходимо создавать коалицию с другой партией. Проблема состоит в том, что большинство партий, обладающих достаточным количеством мест, может не пойти на союз с консерваторами из-за расхождений в главном вопросе — о Brexit. Противниками их политики «жесткого» выхода из Европейского союза являются и лейбористы, и Шотландская национальная партия, и либерал-демократы.

Наиболее вероятный партнер тори по коалиции — Демократическая юнионистская партия, выступающая за сохранение Ольстера в составе Великобритании. Как и «Шинн Фейн», она на нынешних выборах добилась существенного успеха, одержав сокрушительную победу над остальными мелкими североирландскими партиями и получив в палате общин 10 мест — тех самых, которых недостает консерваторам.

Еще шесть дней спустя, 19 июня, запланировано выступление королевы с программной речью нового правительства. Даже не успев сколотить коалицию, Тереза Мэй может рискнуть и представить свою правительственную программу в надежде, что голосование по ней в парламенте будет успешным. Возможен и тактический ход: если все же Мэй подаст в отставку, тогда рисковать своей программой будет Корбин. Но такой сценарий представляется маловероятным.

Роковая ошибка Мэй

Уже многие влиятельные политики — как в Великобритании, так и за ее пределами — расценили результат досрочных парламентских выборов как серьезный просчет Терезы Мэй, которая пошла на неоправданный риск и в итоге проиграла. Экс-глава Минфина, влиятельный консерватор Джордж Осборн заявил, что Мэй «не сможет выжить» на своем посту. А глава комитета Совета Федерации России Константин Косачев заметил, что она «наступила на «грабли Кэмерона»: своим решением провести досрочные выборы сыграла против себя».

Требование провести досрочные парламентские выборы и сформировать новое правительство звучали в Великобритании со второй половины прошлого года и раздавались все чаще. С ними выступала не только оппозиция, но и представители правящей Консервативной партии. Причем если первые надеялись на то, что им удастся изменить политику страны и скорректировать планы по Brexit, то вторые рассчитывали как раз на обратное — на укрепление и сплочение исполнительной и законодательной ветвей власти в непростой период прощания с ЕС.

Летом 2016 года подданные Ее Величества на референдуме проголосовали за выход страны из Евросоюза. Глава правительства Дэвид Кэмерон, который, организуя плебисцит, рассчитывал на иной результат волеизъявления британцев, ушел в отставку, и его место заняла Тереза Мэй, к тому моменту ставшая лидером консерваторов. Она тут же превратилась в удобную мишень для политических оппонентов, которые постоянно напоминали ей о том, что она не была избрана народом.

Правительство раз за разом не соглашалось на досрочные выборы, но 18 апреля Тереза Мэй вдруг заявила, что оно решило провести их и назначило дату — 8 июня. Возможно, решающим аргументом стала обстановка в парламенте, где Лейбористская партия грозилась заблокировать утверждение финального соглашения о выходе из Евросоюза, либерал-демократы постоянно парализовали работу нижней палаты, а Шотландская национальная партия, по сути, бойкотировала все действия правительства.

Однако снижающаяся популярность самой Мэй и всей Консервативной партии на фоне Brexit, а также некоторые непопулярные заявления, сделанные премьером на старте предвыборной кампании, сыграли злую шутку: тори лишились абсолютного большинства в парламенте, формирование нового правительства оказалось под вопросом, а страна — перед угрозой политической нестабильности.

Проверьте также

Великобритания будет выдавать специальные визы основателям стартапов с 2019 года

Великобритания начнет выдавать новые «стартап-визы» иностранцам, которые хотят основать свой собственный бизнес, с весны 2019 года, пишет …

Рейтинг@Mail.ru