Понедельник | Август | 20 | 2018
Домой / Санкт-Петербург / История одного вербовщика

История одного вербовщика

Московский окружной военный суд на выездном заседании в Петербурге всего за сутки рассмотрел дело уроженца Киргизии Обида Абдыраимова. СМИ возвели его аж в ранг пособника Акбаржона Джалилова — того самого смертника, который устроил теракт в городской подземке. В реальности же все по-другому. Здесь больше человеческая история, смешанная и с глупостью, и с трагедией.

Обид Абдыраимов родился 4 марта 1978 года в городе Ош в Киргизии. С высшим образованием как-то не сложилось, закончил только школу. С личной жизнью все наоборот — у него пятеро детей.

Когда мужчина переехал в Петербург, доподлинно неясно. Известно лишь, что с января 2015 года киргиз стал заниматься темными делами. Супруга погибла, утверждает его адвокат, мол, поэтому человек и сбился с пути. Темные дела до поры до времени не интересовали силовиков. Но 3 апреля в метро Петербурга произошел теракт. И по Северной столице прокатилась волна задержаний выходцев из Средней Азии. Присмотрелись чекисты и к Абдыраимову. И неожиданно выяснили, что он занимался вербовкой сограждан в запрещенное в России ИГ.

Мужчину задержали и арестовали. Предъявили обвинение по статье 205.1 УК РФ (содействие террористической деятельности) с наказанием до 10 лет лишения свободы. Абдыраимов не стал отпираться.

Дело поступило в Московский окружной военный суд, который проводит выездное заседание на базе Ленинградского окружного военного суда в Петербурге.

Утром 14 августа небольшой зал заседаний штурмовали журналисты. Обвиняемый понуро сидел в стеклянной клетке, положив голову на колени. Его адвокат Виталий Фоменко объяснил застенчивость своего клиента.

 — В зале большое число камер, поэтому он стесняется их. Я бы просил удалить телекамеры, чтобы мы могли продолжить заседание в спокойной обстановке.

 — Подсудимый, вас смущают журналисты? — обратился к обвиняемому судья Михаил Кудашкин.

 — Да, смущают, — еле слышно ответил тот.

На том и порешили. Камеры из зала удалили, пишущую прессу оставили. Прокурор Александр Мельник перешел к обвинительному заключению. Согласно ему, Абдыраимов с 1 января 2015 года по 13 апреля 2017 года вместе с другими неустановленными лицами пропагандировал джихад и расправу над представителями других вероисповеданий. Сам якобы был приверженцем радикальных форм салафизма. Объектами вербовки стали выходцы из Средней Азии, а беседы проводились на Апраксином дворе и в Соборной мечети на Кронверкском проспекте.

«Абдыраимов уговаривал, разговаривал, убеждал, ведя идеологическую обработку о необходимости участия в войне для физического уничтожения лиц иных вероисповеданий и вступления в ряды „Исламского государства“, запрещенного решением Верховного суда на территории Российской Федерации», — отметил прокурор Мельник.

Согласившиеся присягнуть на верность ИГ затем должны были выехать в Турцию, где им на время был бы предоставлен кров. Там их готовили к переезду в Сирию для участия в боевых действиях на стороне террористов.

В итоге Абдыраимов нашел двух выходцев из Узбекистана, один из которых в августе 2016 года покинул территорию России и отправился в Турцию. Но затем мужчина от идей поехать в Сирию отказался и вернулся на родину.

 — Вы согласны с этим обвинением? — спросил судья у обвиняемого.

 — Да.

 — Вы признаете себя виновным в том, в чем вас обвиняют?

 — Да.

Поскольку Абдыраимов признал вину, дело было решено рассматривать в особом порядке — без исследования доказательств.

 — Вообще удивительно, как он попал в эту историю — он очень опасливый и везде видит какой-то подвох, — решил заступиться адвокат за своего подзащитного, но был прерван судьей Кудашкиным.

 — Защитник, вы же сами сейчас подвергаете сомнению обвинение.

 — Нет, я не подвергаю, я просто хочу сказать, что он волнуется.

 — Знаете, я больше 20 лет сужу и на каждом процессе волнуюсь, — покачал головой председательствующий.

В ходе прений сторона государственного обвинения попросила приговорить подсудимого к 6 годам колонии общего режима — практически минимально возможный срок по статье 205.1. Адвокат Фоменко посчитал наказание чрезмерным.

«Мой клиент совершил это в момент тяжелых для себя обстоятельств — погибла его первая супруга. Да, в какой-то мере его душевное неравновесие и позволило неким людям воспользоваться случаем, чтобы он принял участие в неблаговидных целях. Помимо этого, он ни в чем особом не был замечен. Более того, я хочу отметить, что он активно сотрудничал с ФСБ по разоблачению лиц, занимающихся противоправной деятельностью. Он стремился встать на путь исправления и активно сотрудничал со следствием. Я прошу все же назначить наказание более мягкое, чем просит гособвинитель», — сказал Фоменко.

 — Ну, а насколько меньше? — уточнил судья.

 — Сколько скинете, тому и будем рады, — развел руками адвокат.

 — Ну, вы прям как обыватель говорите сейчас, а не как юрист, — удивился Кудашкин.

 — Хорошо, давайте тогда три года, — наконец, принял решение защитник.

Обвиняемый в последнем слове был краток.

«Я прошу прощения и раскаиваюсь за содеянное. Прошу снисхождения, не наказывайте строго», — сказал он.

Итог — 5 лет лишения свободы в колонии общего режима. Защита пока решает, обжаловать ли приговор суда.

Илья Давлятчин        

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

Источник

Проверьте также

Apple удалила больше 20 тысяч приложений из китайского App Store на фоне критики в СМИ

Apple удалила нелегальные приложения из App Store в Китае на фоне критики со стороны государственных СМИ, …

Рейтинг@Mail.ru