Четверг | Октябрь | 17 | 2019
Домой / Санкт-Петербург / «Если оставить все как есть, история сама расстанется с нами»

«Если оставить все как есть, история сама расстанется с нами»

Потомственный архитектор, президент Фонда «Шуховская башня», председатель российского отделения международной рабочей группы по документации и консервации Владимир Шухов выступил на днях с резонансной речью о полном обновлении исторического центра Петербурга, чем вызвал многочисленные споры и в экспертной среде, и в социальных сетях. 

По его мнению, город перестал идти в ногу со временем и не соответствует потребностям молодежи. Более того — Шухов собирается представить свои предложения, в том числе проект сноса исторической части Северной столицы, на VIII Санкт-Петербургском международном культурном форуме в ходе панельной дискуссии «Разрушать нельзя сохранять».

О потерявшем ориентиры Петербурге, планах переустройства центра города и «реновации коммуналок» архитектор рассказал в интервью «Росбалту».

— Жителей Петербурга несколько обеспокоило ваше недавнее интервью, в котором вы предложили перестроить исторический центр. Город якобы перестал отвечать требованиям современной жизни. О каких требованиях вообще идет речь? 

— Город инфраструктурно не соответствует современным требованиям. Система канализации в домах часто не соответствует никаким требованиям. Звукоизоляция, конечно, отвратительная, перекрытия старые, лифты отсутствуют. В каких-то домах электропроводка не менялась с момента постройки. То есть масса всего, что, конечно, надо переделывать.

Молодые люди тянутся в центр, но для них нет доступных общественных пространств, где они могли бы себя как-то реализовать. Надо что-то делать: какие-то площадки для скейтов, велосипедов, стритбола, что, в принципе, в Москве сейчас появилось.

Почему это не может появиться в историческом центре Северной столицы? Ведь подобные нововведения должны быть, потому что у молодежи новые требования. Такой город, как Петербург, должен быть нацелен в будущее

— Можете ли вы привести в пример города — российские или зарубежные, — которые идут в ногу со временем, в том числе с точки зрения инфраструктурных преобразований?

— В России, наверное, я бы сказал, что это отчасти Москва, которая все-таки разгрузила центр от транспорта и создала уличные пространства для молодежи, где можно встретиться, что называется, потусить, пообщаться.

А если брать более серьезные примеры, то я бы назвал, конечно, Амстердам. Существуют улицы с красивой исторической застройкой. Но уже не только внутри за фасадами, но и открыто соседствуя с объектами культурного наследия, появляются современные здания из стекла и металла, смело интегрированные в исторические пространства.

— Ваши слова о преобразовании Петербурга активно растиражировали в СМИ и социальных сетях. Все-таки о каких изменениях больше идет речь: реконструкции или сносе исторических зданий?

— Безусловно, и о том, и о другом. Если мы говорим, что, например, ставим лифт внутри или меняем канализацию, это одна история. Если мы имеем в виду деревянные перекрытия, которые надо менять, то совершенно другая. В таком случае внутри здания сносится практически все. Мы оставляем только фасад, некую декорацию. Как назвать это — реконструкцией или сносом? Здесь все-таки вопрос спорный.

Рассматривать государство как основного инвестора здесь не приходится. Потому что суммы, необходимы на то, чтобы привести в порядок историческую часть Северной столицы, даже приблизительно исчисляются триллионами рублей. 

Частный же инвестор, наверное, не будет готов в такие вещи играть. Он все-таки будет рассматривать свободные площадки, чтобы создавать новые пространства. Поэтому какие-то здания, видимо, придется снести полностью.

Речь о том, чтобы минимально затронув «видимую» историческую ткань города, все остальное привести в соответствии с современными требованиями. Санкт-Петербург — это даже не вторая, а первая столица России, мощная, красивая. Чтобы вернуть ей этот облик, содержание, нужно сделать очень многое, и в том числе перестроить город, то есть вылечить его.

Есть хороший пример. Знаете, чем отличается хороший врач от плохого?

— Наверное, уровнем небезразличия?

— Вот как раз здесь Вы ошиблись стопроцентно. Я с врачами много общался. Оказывается, хороший врач должен относиться к пациенту, как к некоему объекту, который необходимо привести в порядок. Ничего личностного или сострадательного быть не может. Как только этот аспект включается, результат лечения становится не самым лучшим. 

Когда же в силу вступают аргументы жителей, которые, безусловно, любят свой город, поэтому в нем якобы ничего кардинально менять нельзя, — для города это плохо.

Если сейчас не обозначить проблему, а делать реверансы в сторону петербуржцев, то просто произойдет дальнейшее развитие болезни. Затраты на приведение в порядок исторического центра будут просто расти каждый год.

— Вы сторонник так называемой «реинкарнации коммуналок». Расскажите подробнее, что это такое? 

— Молодежь стала понимать, что огромные квартиры не нужны. Должно быть двенадцать-четырнадцать, ну пусть шестнадцать квадратных метров жилой площади — но с хорошим общественным пространством в доме, где можно готовить, отдохнуть, поработать на компьютере, как в коворкинг-центре, или просто поболтать с друзьями.

Это не я придумал. Это западный тренд. Почему он появился? Обрастать материальными ценностями сейчас уже не нужно: в мире существует переизбыток товаров и услуг, а любую вещь можно получить по интернету, не выходя из дома. Человеку как социальному животному необходимо общение в первую очередь. И общения начинает не хватать.

То есть сокращение личного пространства до необходимого минимума, но получение новых общественных пространств.

— Если предположить, что ваш проект преобразований Петербурга в целом поддержат жители, бизнес, власть, в какие сроки возможна его реализация?

— На десятилетия этот проект совершенно точно растягивать нельзя. Я не могу прогнозировать, но мне кажется, когда будут приняты правила, по которым все согласятся работать, и когда появится глобальный и обсужденный общественностью проект изменений, то в любом случае это лет десять. Бизнес заинтересован все делать как можно быстрее.

 — Власть, вы упоминали, не обладает достаточными ресурсами для преобразований, а бизнес просто недостаточно мотивирован. Так на чьи деньги может быть реализован такой глобальный проект преобразований? Как заинтересовать инвесторов?

— Речь должна идти, например, о государственно-частном партнерстве. Не зря этот вопрос будет обсуждаться на Международном культурном форуме со специалистами.

Государство может быть в данном случае неким надзорно-законодательным органом. А основным двигателем должна быть частная инициатива: финансовые вложения и создание информационного поля по привлечению выгодоприобретателей для реконструкции и реновации города. 

Многие российские и зарубежные компании рассматривают потенциальную возможность размещения своих офисов в центре Петербурге. Но их в том числе отпугивает от этого и то, что инфраструктура и качество жизни в историческом центре Петербурга, мягко говоря, не соответствует современным нормам и требованиям, принятым в развитых европейских странах.

То есть должны быть четкие и ясные государственные гарантии для инвесторов и собственников. Нужно что-то менять в области законодательной базы и создать интересные условия для бизнеса. Прежде всего необходимо провести международный архитектурный конкурс на концепцию реновации исторической части Санкт-Петербурга. А затем в рамках выбранной концепции должны быть организованы конкурсы по конкретным зданиям и конкретным территориям.

Сейчас же главная задача — о проекте заявить. Если оставить все как есть, то будет беда и трагедия. И история сама расстанется с нами.

Беседовал Никита Строгов. 

Источник

Проверьте также

Антон Понкрашов – о вознаграждении за медали на Олимпиадах: В России есть проблемы, но спортсмены в этом не виноваты

 Олимпийские игры | Антон Понкрашов – о вознаграждении за медали на Олимпиадах: В России …