Воскресенье | Сентябрь | 23 | 2018
Домой / Спорт / Данило Сирино де Оливейра: До сих пор не могу забыть последний разговор с Гончаренко

Данило Сирино де Оливейра: До сих пор не могу забыть последний разговор с Гончаренко

Российские болельщики
могут помнить Данило Сирино де Оливейру по выступлению за «Кубань» в первой
части сезона-2014/15. Высокий и техничный нападающий сыграл за краснодарскую
команду 14 матчей, в которых забил два гола и отдал две голевые передачи.
Данило полюбился болельщикам, но зимой 2015-го он вынужден был покинуть
«Кубань», которая не сумела договориться с луганской «Зарей» по условиям
трансфера. Сейчас экс-кубанец живет в Венгрии и защищает цвета «Гонведа».
Корреспондент «Спорта День за Днем» встретился с Данило в Будапеште, чтобы
услышать рассказ про то, как он жил в России, на Украине и в Казахстане и играл
под руководством Виктора Гончаренко, а также бывшего капитана «Зенита» Юрия
Вернидуба. Бразильский нападающий оказался интересным и веселым собеседником и,
кстати, по-прежнему хорошо говорит по-русски.

Сначала
напрягало, что Вернидуб постоянно кричит

— Что для вас значат те полгода в
России? Просто поиграли и забыли?

Честно, это были важные полгода для меня. Переезд с Украины в Россию оказался
непростым из-за конфликта между двумя странами. Но оно того стоило. Мне очень
понравилось в вашей стране, и я бы с удовольствием продолжил выступать в РФПЛ.
«Кубань» предлагала мне трехлетний контракт, однако у руководителей
краснодарского клуба случился конфликт с их коллегами из «Зари», поэтому ничего
не вышло.

— Главный тренер «Зари» Юрий Вернидуб —
экс капитан «Зенита», обладатель Кубка России 1999 года. Что скажете о нем как
о тренере ичеловеке?

Человек он фантастический! По поводу тренерских качеств… Я бы сказал, что у
него есть большой потенциал. Он очень требовательный, стремится заставить
каждого игрока выкладываться на сто процентов. Когда футболисты выполняют все,
что хочет Вернидуб, команда здорово играет. Поначалу меня немного напрягала его
манера постоянно кричать. Но потом я привык, пошли хорошие результаты, и все
стало отлично. Через три месяца наши взаимоотношения были уже превосходными. К
тому же я начал говорить по-русски, и это помогло нам хорошо общаться, понимать
друг друга.

— Вы покинули Украину из-за войны. Что
было самое страшное тогда?

Очень беспокоила безопасность моей семьи. Самые
опасные очаги были как раз в Луганске и Донецке. Бразильцы — мирные люди, так
что меня шокировало все происходящее. Я просто не приспособлен к таким
ситуациям. Уехал из «Зари» при первой же возможности.

— Вы видели убийства? Пули рядом с вами
пролетали?

Я видел, как атаковали здание правительства. В последние две недели перед моим
отъездом ситуация накалилась до предела. Прямо на дороге стояли заграждения,
из-за которых я не мог никуда проехать. Естественно, это пугало. Думал уже
только о том, как вернуться в Бразилию, чтобы переждать на родине и посмотреть,
чем все закончится. Всего через три дня после после того, как я покинул
Украину, был взорван аэропорт в Донецке!

— Правда, что вы боялись возвращаться за
чемоданами?

В спешке я оставил в квартире два чемодана. Так и не забрал их.

Холод
сковал мое тело, я не мог двигаться

— Самый интересный случай, который
произошел с вами в России?

Матч в Екатеринбурге! Точнее, погода в день игры с «Уралом». Такого жуткого
холода я не встречал в своей жизни никогда. Мне кажется, было минус 20
градусов, а то и еще хуже. Когда мы прибыли на стадион, я сказал Шандао
(бразильский защитник «Кубани». — «Спорт
День за Днем»
), что не смогу играть, так как просто не способен двигаться.
Холод сковал все мое тело. В раздевалке мы грелись, как могли, намазывали тело
специальным согревающим кремом. Однако потом я вышел на поле и снова весь
замерз — с головы до ног. (Смеется.)

Это
было ужасно, тем не менее я забил единственный гол в матче. Но до конца
все-таки не доиграл. Уже не чувствовал тела. Меня заменили, по-моему, на 75-й
минуте.

— В «Кубани» вас тренировал Виктор
Гончаренко, который сейчас работает с ЦСКА. Его уволили с формулировкой
«слишком мягкий с игроками». Что было на самом деле?

Я и сейчас не знаю, за что на самом деле уволили Гончаренко. Мы все очень
хорошо относились к этому тренеру. Более того, именно Гончаренко попросил
«Кубань» взять меня в команду. С ним «Кубань» проиграла только один раз: ЦСКА в
Москве — 0:6. После победы над «Уралом» мы получили три-четыре выходных дня, а
когда вернулись к тренировкам, узнали, что в команде никого из тренеров не
осталось. Всех заменили. Никто не понимал, по какой причине.

До
сих пор не забыть наш последний разговор с Гончаренко. Тренер был очень-очень
печальным. Он хотел продолжить работать с «Кубанью», но, к сожалению, его
убрали из команды.

— Высказывалось мнение, что некоторые
игроки «Кубани» по требованию руководства специально организовали поражение со
счетом 0:6, чтобы появился повод уволить Гончаренко. У вас не возникало
подозрений?

Я в это не верю. «Кубань» просто сыграла катастрофический матч. Такое бывает.
Наши игроки совершали грубые ошибки, особенно в эпизодах с первыми тремя
голами, а ЦСКА блестяще реализовывал свои моменты. Повторюсь, всем нравилось,
как Гончаренко тренировал команду. Отношения с футболистами у него были
замечательные. Кстати, помню, что меня после того матча с ЦСКА даже похвалили
за активность в игре, настойчивость, несмотря на ужасный результат, и
предложили остаться в «Кубани».

— Гол «Рубину» вы назвали самым красивым
в своей карьере. Он таковым остается по сей день?

Да, это самый крутой мой гол. Правда, потом я еще раз забил с такой же
дистанции и с той же стороны, только удар получился попроще. Полагаю, этот гол
мог бы выглядеть даже более красивым, если бы телевизионная камера снимала с
более удачного ракурса. (Смеется.)

— «Кубань» за три дня до поражения от
ЦСКА сыграла вничью с «Краснодаром» (1:1). Руководство накачивало футболистов
перед дерби?

Нет, накачек не было, по крайней мере, на меня никто не давил. За других
говорить не стану. Зато сама игра была не просто игрой, а настоящей битвой. Все
выходило за рамки обычного футбольного матча. Атмосфера дерби действительно
чувствовалась.

— Вы встречались, общались вне поля с
игроками «Краснодара»? Или это не рекомендовалось?

Конечно, нам не запрещали встречаться и общаться. Я познакомился с Жоаозиньо,
Ари, другими футболистами «Краснодара», правда, виделись мы редко. Больше
общался с одноклубниками — Шандао и Лоренсо Мельгарехо. Мы по-прежнему дружим,
созваниваемся, обмениваемся новостями.

— Когда вы покинули «Кубань», спортивный
директор клуба Сергей Доронченко, объясняя ситуацию, сказал, что Данило ничего
особенного не показал. Хотя новый тренер Леонид Кучук, наоборот, вас хвалил.
Обижают слова спортивного директора?

Нет, я не держу зла на Доронченко, поскольку знаю, что с самого первого дня в
«Кубани» выкладывался на сто процентов в каждой игре и на каждой тренировке.
Вел себя максимально профессионально. Для меня это было важно еще и по той
причине, что мне очень хотелось остаться в России. Я разговаривал с Кучуком.
Новый тренер хвалил меня и говорил о большом вкладе с моей стороны в хорошие
результаты «Кубани». Я играл постоянно, а это о чем-то говорит. Если бы не
проблемы между руководителями краснодарского клуба и «Зари», продолжил бы
выступать за «Кубань». К сожалению, хеппи-энда не случилось.

— Кто был главным шутником в «Кубани»,
самым забавным персонажем?

Шарль Каборе. (Улыбается.) Вне поля
он постоянно что-то говорит, много шутит и подкалывает, к примеру, обсуждает
прически. Когда заканчивалась работа, Каборе устраивал нам сплошной праздник.
Вся команда смеялась. Однако выходя на тренировку или на матч, Шарль быстро
переключался, становился предельно собранным и серьезным. Шандао и Ивелин Попов
тоже любили пошутить.

Думал,
что Казахстан — это Афганистан

— Из России вы уехали в Казахстан. Когда
играли за «Актобе», мэр города озвучил зарплаты футболистов. В том числе вашу —
57 тысяч евро. Вас это разозлило?

Когда мэр озвучил наши зарплаты, я находился уже в Бразилии в отпуске. У меня к
тому моменту закончился контракт с «Актобе». Вообще же его слова — это
неуважение к тем людям, которые работали в клубе. Я верю, что каждый игрок сам делает
свою карьеру. Моя зарплата отражала то, что я представлял из себя на момент
перехода в «Актобе». Да, информация о деньгах стала известна всем, но меня это
не волновало. Вот только с профессиональной и человеческой точек зрения
поступать так некрасиво. Существуют все-таки конфиденциальные вещи.

— Сам Казахстан как вам показался после
России?

Откровенно говоря, я никогда раньше слышал о футболе Казахстана и ничего не
знал о нем. Когда мне впервые предложили там играть, я категорически отказался,
ведь у меня возникли ассоциации с Афганистаном, где была война. (Смеется.) Но потом мне объяснили, что
Казахстан находится рядом с Россией, дали большое количество информации о
стране. Я поехал туда один, мы договорились о контракте. Поскольку в команде,
кроме меня, оказалось еще четыре бразильца, я чувствовал себя как дома.

— В 2016-м вы поиграли в Таиланде. Как
вас туда занесло и почему уехали оттуда год спустя?

У меня были две дороги в карьере. Я очень хотел вернуться в Россию, так как
полюбил вашу страну. Готов был поехать в любую команду РФПЛ. С другой стороны,
хотелось попробовать и что-то новое, что заинтересовало бы и с финансовой точки
зрения. За три месяца до окончания контракта с «Актобе» мне поступило очень
выгодное предложение из Таиланда. Прежде и в голову бы не пришло поехать
выступать в чемпионат этой страны, но бывают и такие неожиданные повороты в
карьере.

К
сожалению, я просто не смог там адаптироваться. Еда в Таиланде мне вообще не
подошла, а для меня это очень важно. Не нашел ничего, что мне бы понравилось в
плане кухни. Кроме того, разочаровало, как футбольные люди относятся в Таиланде
к футболу. Профессионализма им недостает. Местные игроки не говорят
по-английски, только на своем языке. Болельщики хорошо ходят на игры — в
среднем где-то по 15 тысяч человек на трибунах, но меня даже это не
вдохновляло.

Вдобавок
в тот момент моя жена ждала нашего будущего ребенка — Лукаса. Я же находился
вдали от нее, жил один в Таиланде. Чувствовал себя как рыба, которую выбросило
из воды. Для меня 2016-й стал очень сложным опытом. Естественно, я решил не
оставаться в Таиланде.

— На вашей странице в «Инстаграме» есть
фото из Таиланда, где вы в костюме белого медведя. Что это за история?

Это был праздник в честь Дня детей в Таиланде. Все игроки одевались в костюм
медведей, а люди должны были угадать, кто из игроков находится внутри костюма.
Для меня очень важно радовать детей, ведь я и сам теперь отец.

— Вас угадали?

Да, по цвету ног. (Смеется.)

— Минувшей зимой вы были на просмотре в
«Анжи». Почему не остались в команде из Махачкалы?

Почему-то никто из потенциальных новичков, которые приехали на сбор в «Анжи»,
не остался в команде. Но лично я опять встал перед выбором: играть в РФПЛ или
вернуться в Бразилию. Дело в том, что у моей мамы в тот момент была сложная
операция по поводу рака. Естественно, для меня на первом месте в жизни семья.
Понимал, что мне необходимо быть рядом с мамой и отцом. Позже пришло
доказательство того, что я принял правильное решение, вернувшись домой. Мама
призналась: она выдержала все испытания только благодаря присутствию рядом
любимого внука. Приезд Лукаса придал ей сил. Сейчас мама чувствует себя хорошо.
Лучше, чем я!

— Вы еще рассчитываете вернуться в
российскую премьер-лигу или это уже вряд ли случится?

У меня контракт с «Гонведом», который будет действовать еще полтора года.
Впрочем, если возникнет вариант с российским клубом, я с удовольствием продолжу
карьеру в РФПЛ. Естественно, для этого нужно хорошо играть в Венгрии.

— В Бразилии вас спрашивают о России в
связи с чемпионатом мира?

Ага, мне звонил бразильский журналист и спрашивал мое мнение о России, людях и
местном футболе. Знаю, что много бразильцев хотят приехать на ЧМ-2018, поэтому
он задавал мне вопросы и о безопасности в стране. Я рассказал.

— Сборная Бразилии способна выиграть
ЧМ-2018? Почему при легендарном Дунге это была средняя команда, а с Тите она
первой в мире пробилась в финальную стадию турнира?

Тите — великолепный тренер и организатор. Он здорово координирует работу
игроков и персонала, это очень современный человек с четким пониманием того,
как все должно функционировать. Футболисты верят в него, сражаются за него на
поле. Отсюда такие результаты. Дунгу я лично не знаю, но мне кажется, что ему,
как тренеру, недостает гибкости. В сборной он был зашоренный. Под руководством
Тите «селесао» способна выиграть чемпионат мира, если будет бороться с таким же
упорством и продолжит следовать своей философии игры.

— Неймар для сборной Бразилии — столь же
важная фигура, как Лионель Месси для Аргентины и Криштиану Роналду для
Португалии?

Да, конечно. Если Бразилия победит на чемпионате мира, Неймар может взять
«Золотой мяч».

Будапешт — Санкт-Петербург

Личное
дело

Данило
Сирино де Оливейра

Родился
11 ноября 1986 года в Сорокабе (штат Сан-Пауло)

Амплуа: нападающий

Рост: 186 см

Карьера: «Атлетико
Гуашуано»
Бразилия (2006), «Погонь»
Польша (20062007), «Пршибрам» Чехия (20072009), «Спартак» Трнава, Словакия (20092010),
«Гонвед» Венгрия (20102012), «Сьон» Швейцария (2012), «Заря»
Украина (20122014), «Кубань» Россия (2014), «Актобе» Казахстан (2015), «Бурирам» Таиланд (2016), «Чиангра» Таиланд (2016), «Дибба» ОАЭ (2017), «Гонвед» Венгрия (с июля 2017-го).

Источник

Проверьте также

Резня в детском саду Нью-Йорка. Женщина набросилась на малышей с ножом

Фото: pixabay.com США, 21 сентября, ФедералПресс. Напавшая на детей женщина, задержана полицией. Как сообщили местные …

Рейтинг@Mail.ru